https://svoebrand.ru/users/arpetrovmailru

Ярмарка СВОЁ
«Луховицкий Кларий» Акваферма Астапово

«Мы очень гордимся нашей рыбкой — считаем, что у нас самый вкусный кларий».
Александр Владимирович Петров, генеральный директор

— Как вам пришла идея создать ваше хозяйство?

У нас семейная ферма. Я и моя супруга — учредители, сейчас сын подключился к этому делу. Мы выращиваем угревидного клария, в народе он еще называется африканский сом. Рыба новая, очень вкусная, не уступает ни осетру, ни тунцу. Рыба одна, но ассортимент очень широкий. Просто, осознав, что нормальной рыбы в магазинах нет, мы поняли, что хочется выращивать что-то такое вкусное и свежее. Пересмотрели массу вариантов и остановились на кларии, о чем не жалеем.

— Как отреагировали на это ваши родные и друзья?

Мягко говоря, удивились. Это был решительный поворот в нашей жизни. Мы мос квичи, люди, от сельского хозяйства далекие. Я — техник, Бауманский заканчивал, а супруга — очень хороший финансист. Но решились.

—И в какой момент вы поняли, что не напрасно занялись этим делом?

Как только занялись. Правда, когда мы только начинали выращивать нашу вкусную рыбу, думали, что сейчас набегут переработчики и драться за нее начнут. Но, к сожалению, вся рыбная переработка сегодня основывается на мороженом, дешевом и не всегда качественном сырье, и, пересмотрев несколько десятков разных предприятий-переработчиков, мы в итоге приняли решение оборудовать собственный цех переработки. Сейчас начинаем работать с разными каналами сбыта: это и сети, и розница. Мы понимаем, что успех решается хорошей линейкой продукции, и, в общем-то, выходим на уникальные для нашего рынка продукты. И сама рыба уникальна, и реализуем мы очень вкусные вещи, доступные по цене и уже приближенные к высокой кулинарии.

— В чем уникальность вашего подхода?

Мы готовим из рыбы, которая никогда не подвергалась заморозке, отправляем ее в переработку прямо из бассейна. Плюс сами рецептуры оригинальные, не имеют аналогов, мы сами разрабатывали их. И у нас установка на то, чтобы не использовать химию вообще — только натуральные ингредиенты.

— Что является самым востребованным у заказчиков?

Если мы говорим о тех, кому не лень готовить, тогда это, пожалуй, охлажденное филе.

— Какие у вас планы на развитие?

Мы выходим на новую линейку продукции, хотим расширять различные каналы сбыта, потому что продукция интересная, возмож- ности есть. Планируем открыть вторую оче- редь для разведения рыбы, которая будет в три раза больше, чем первая, и очень наде- емся на кредитование со стороны того же Россельхозбанка. Мы очень стараемся дер- жать уровень и развиваться одновременно: продаем свою продукцию на ферме, уча- ствуем в московских ярмарках, выезжали на фестиваль «СВОЁ» — должен сказать, что для нас это был первый фестиваль с таким высоким уровнем организации, думаю, что в плане поддержки и фермерских хозяйств, и региональных продуктовых брендов это очень важно! Будем рады и в будущем поу- частвовать.

— Какая у вас фермерская мечта?

Отоспаться. Я спал сегодня четыре часа.


https://www.mk.ru/mosobl/2018/08/09/tak-vot-on-kakoy-afrikanskiy-klariy.html
Москвовский Комсомолец
Так вот он какой, африканский кларий!

Опубликовано в газете «Московский комсомолец» №27753 от 10 августа 2018

Обычные служащие из Москвы бросили столицу, чтобы на практике внести свой необычный вклад в импортозамещение

Как известно, рыба ищет где глубже, а человек — где лучше. Не часто, но пути и тех и других все же пересекаются, и тогда они оказываются в одно время и в одном месте. А именно — в деревне Астапово Луховицкого района.

Так, например, произошло с вполне благополучной московской семьей Петровых. Два года назад, оставив престижную работу в столице, они решили внести свой вклад в программу импортозамещения. И уже ровно год выращивают благородную (пока еще малоизвестную в России) рыбу по имени африканский, или угревидный, кларий.

«МК» побывал на их акваферме в Луховицах.

Инна Петрова у бассейна.

фото: Владимир Чуприн

Не совсем понятно: как это все случилось, что вполне успешная московская семья (Александр Владимирович — инженер, а его супруга — экономист) вдруг дала крутой разворот и уехала в деревню? Что произошло, где, как говорится, замкнуло?

Об этом спрашиваю их дочь Катю.

— Я не считаю, что мои родители прямо стали аграриями, — отвечает она. — Ведь это инновационное сельское хозяйство. Установку замкнутого водоснабжения без обширных знаний в разных областях науки не освоишь. Папа оканчивал Бауманку, кандидат технических наук, вся автоматика на нем. Мама — специалист по экономике, знает, куда эффективнее вложить инвестиции.

Саму Катю Петрову в деревне Астапово я застал, можно сказать, случайно. Она здесь на каникулах, вот и помогает по хозяйству. А вообще, приехала в Луховицкий район из… Америки, из знаменитого Гарвардского университета!

Свои университеты Катя прошла еще в Москве, где благополучно защитила кандидатскую диссертацию. А в Гарварде учится ее муж, после завершения учебы оба вернутся домой, в Россию.

Спрашиваю: как там за морем житье — не худо?

— Не худо, — отвечает она, — но очень дорого. Мы снимаем маленькую двухкомнатную квартирку в пригороде Бостона, в месяц платим 2000 долларов. Это еще дешево, нам повезло, так как часть денег за мужа доплачивает Гарвард.

— А говорят, что самое дорогое жилье в Москве…

— И питание там недешевое, — продолжает она. — Продукты в московских магазинах мне кажутся более вкусными.

— Ты нашла работу? Все-таки кандидат экономических наук.

— Увы, — вздыхает Катя, — для тамошних работодателей все приезжие, которые возвращаются обратно, совсем не интересны. Стараемся экономить в большом и в малом, не зря же мы с мужем экономисты.

Но вернемся в наше фермерское хозяйство. Являясь опытным специалистом в финансах, Инна Владимировна пару лет назад поняла, что в последние годы акцент в инвестициях государство сместило на село, где есть рост и реальная отдача.

Чтобы начать собственное дело, ей с супругом оставалось только выбрать направление. Что развивать, чтобы не особенно зависеть от климата и не ждать прибыли годами?

Ответ, казалось бы, прост, тут и анализировать ничего. Птицеводство и свиноводство дают высокую рентабельность уже через год-два. Но рынок этот давно схвачен серьезными игроками, и в нем мелкому производителю делать нечего.

Так пришли к достаточно молодой в России аквакультуре, благо в Минсельхозе Московской области есть даже специальная программа по развитию этой отрасли. Выбор Петровых пал на благородную и популярную в странах Западной Европы рыбу африканский кларий.

«В 2015 году составили бизнес-план, — вспоминают супруги, — с ним поехали в подмосковный минсельхоз. Опасались, что начнется волынка, хождение по кабинетам. Ничего подобного! Идея наша понравилась, нам посоветовали это место в Луховицком районе, 2,5 гектара. Мы первые в Подмосковье, кто получил грант от регионального правительства на участие в программе аквакультуры. Дальше было уже дело техники».

Кстати, о технике. Она здесь действительно впечатляет. Практически все процессы замкнуты и автоматизированы. Назову лишь одну маленькую деталь: вода, в которой выращивается рыба, поступает в бассейны из обычной артезианской скважины. И должна иметь высокую степень очистки. За один час проходит 5 степеней фильтрации, которые дают эту самую степень с точностью до четвертого знака после запятой! Попробуй поддержать такой режим не в колбе, а в реальном производстве, да еще и в сельской глубинке!

Здесь домашние едины во мнении: «Это все наш папа, на монтаже многие узлы он унифицирует, совершенствует. Что бы сделали мы, слабые женщины?!»

В свое время папа работал и на «почтовых ящиках», и в разных иностранных компаниях, стоял у истоков того, что сегодня мы называем цифровыми технологиями.

В общем, системы автоматического управления — его родная стихия, здесь он, можно сказать, как рыба в воде.

Надеваю специальный халат и бахилы. Производство очень чистое, посторонним сюда вход запрещен, но Петровы сделали исключение для «МК» и решили провести экскурсию.

Хозяйство представляет собой здание на стальном каркасе с толстыми теплоизоляционными стенами. В нем же комната, где живет семейство, — о квартире в Москве можно забыть. Каких-то особых удобств для себя не планируют. Клариев нужно кормить 10 раз в сутки, через каждые два часа, поэтому и жить предстоит рядом с бассейнами. Служба дни и ночи.

Восемь огромных бассейнов, где рыба разных возрастов выращивается до товарного вида. Поскольку сама рыба изначально африканская, то вода должна быть не ниже плюс 26 градусов. И днем, и ночью, и зимой, и летом.

— Оборудование, — поясняет Александр Владимирович, — в основном отечественное. Есть только отдельные агрегаты и высокоточные приборы, которые мы закупали у зарубежных поставщиков.

Теперь о самом угревидном кларии. В России о нем почти ничего не известно, хотя на Западе он уже давно стал хитом продаж.

Что мне о нем запомнилось? Мальков весом 7 граммов Петровы запустили в сентябре прошлого года. А за рыбой (весом до 5–6 килограммов) уже едут покупатели, сюда не зарастает народная тропа. Сарафанное радио. Кто-то купил, попробовал, потом уже купил несколько штук, потом для друзей и родственников… Стоит она 300 рублей за килограмм, почти как карп, хотя эта рыба благородная, совсем другого класса.

Кларий — пресноводный и необычный: голова как у сома, с длинными усами, а тело как у угря. Он совсем бескостный, жарится в течение 6 минут, по три минуты с каждой стороны. Я попробовал кусочек — объедение! Мясо очень вкусное и нежное, главное — без костей. Обычно даже в филе мне попадаются кости, здесь их нет по определению.

Возможно, по той причине, что в суровой Африке кларию приходилось несладко, он эволюционировал и стал двоякодышащим, у него жабры и легкие, без воды может жить несколько часов. Говорят, в Африке, если высыхал водоем, эти рыбы стаями по земле «чесали» в другие водоемы, где поглубже.

А уже здесь, в России, один частник из Рязани запустил этих рыб, чтобы они почистили его пруд. Пришел на следующее утро к воде — все лягушки в ряд сидят на берегу. Он их в воду, а они куда угодно, только не в пруд!

Такие это рыбы. Очень вкусные, с нежнейшим мясом и давно популярные в странах Западной Европы. Если раньше угри в основном шли на продажу в живом виде, то сейчас 75% перерабатывается, их используют в роллах и суши.

Но как в Подмосковье можно выращивать африканского клария? (В скобках заметим, что сегодня кроме Московской области и Африки он еще водится в странах Юго-Восточной Азии.)

Специальные, без антибиотиков, корма в Луховицкий район Петровым доставляют из Белгородской области, а самих мальков — из питомника под Питером. Все отечественное.

Запуск новых поколений идет в среднем раз в два месяца. Петровы на кормах стараются не экономить. При этом молодые особи едят больше взрослых, они ведь растут. А растут очень быстро, до товарного вида 7–8 месяцев. В природных условиях, чтобы нагулять 4–5 килограммов, требуется в разы дольше.

И хотя москвичи к делу подошли основательно, просчитав до мелочей всю экономику, прибыли от проекта пока не имеют, даже не знают, состоится ли он вообще. На бумаге все получается гладко. А в жизни…

На сегодняшний день они вырастили около 3 тонн рыбы. Куда ее реализовывать? Пытались заключить договора с супермаркетами. Вкус у клария (это все признают) как у осетрины, но цена-то в три раза ниже! За такие поставки среди торгашей должна быть драчка. Однако торговые сети от контрактов воздерживаются, говорят, спроса не будет, в России эту рыбу пока не знают.

От отчаяния Петровы прямо на дороге поставили объявление. Удивительно, но первым делом их поддержало местное население.

— И мы поверили в свои силы, — говорит Инна Владимировна. — И пешие и конные к нам пошли. Из трех тонн тонну мы продали местным жителям! Поняли, что на правильном пути. Сейчас возим на пробу в рестораны — в Коломну, Ступино, Зарайск, Воскресенск, Бронницы. Активно сотрудничаем с рыбокомбинатами по переработке клария в деликатесы — охлажденное филе, шашлык, прочее.

Поддержка региональных властей тоже имеет значение. Область возместила фермерам 20% от стоимости капитальных затрат на строительство объекта. Без этих денег бассейны до сих пор стояли бы пустыми. А так появились оборотные средства на покупку мальков, корма, оплату электроэнергии. Корм дорогой, 80 рублей за килограмм. 20% от стоимости также субсидируется из бюджета области.

В общем, их бизнес-план изначально предусматривал две очереди общей мощностью 120 тонн товара в год. Сегодня так далеко вперед Петровы не заглядывают, предстоит решить еще много проблем.

Но когда есть поддержка местного населения и властей, это дорогого стоит.

Владимир Чуприн


https://radiomayak.ru/shows/episode/id/1924168/

Радио Маяк
ООО АКВАФЕРМА АСТАПОВО

ПОДКАСТ: ВСЕРОССИЙСКАЯ ПЕРЕПИСЬ ФЕРМЕРОВ СВОЁ 22.09.2018 13:05

Наши ведущие немного пообщаются с Александром Петровым, который работает в ООО Акваферма Астапово, которое производит филе и стейки из рыбы

И.РУЖЕЙНИКОВ: Дорогие друзья, так приятно в такой славный погожий день и не будем вспоминать, что завтра у нас ухудшение погоды в средней полосе России, перенестись на ВДНХ. В эти выходные сегодня и завтра великолепный фермерский фестиваль «Своё». Именно здесь мы можем найти с вами лучшую, ну, разумеется, натуральную, экологически чистую продукцию, вкусную лучших фермерских хозяйств страны. Я очень завидую моим друзьям и коллегам Павлу и Вахтангу, которые сейчас находятся среди всего этого великолепия.

В.МАХАРАДЗЕ: Добрый день, Игорь.

П.КАРТАЕВ: Добрый день, Игорь. Здравствуйте, уважаемые радиослушатели.

И.РУЖЕЙНИКОВ: Привет, ребята.

В.МАХАРАДЗЕ: Приезжайте к нам, здесь очень классно.

П.КАРТАЕВ: До 8 вечера работаем сегодня.

В.МАХАРАДЗЕ: Здесь очень много фермеров, чего только нет. Мы уже походили по выставке, посмотрели и сыры, и колбасы, и напитки самые разнообразные.

И.РУЖЕЙНИКОВ: Просто посмотрели?

П.КАРТАЕВ: Нас еще угостили сыром. Просто пока посмотрели. Редактор смотрит на нас внимательно и строго.

В.МАХАРАДЗЕ: Говорит: пока только смотрите.

И.РУЖЕЙНИКОВ: Держитесь, в общем.

П.КАРТАЕВ: Набирает обороты фестиваль «Своё». Да, держимся, сто хозяйств здесь из российских регионов привезли свою продукцию. На территории ВДНХ справа от главного входа раскинулась ярмарка, есть возможность и попробовать, и приобрести продукты. Я хотел бы нашим слушателям сказать, чтобы они захватили наличные. Здесь работают и терминалы в палатках, и по онлайн технологиям тоже можно перегнать финансы, но все-таки проще будет захватить наличные, желательно мелкими купюрами набейте себе карманы, чтобы здесь освободиться от наличности.

В.МАХАРАДЗЕ: От этого зла денежного.

П.КАРТАЕВ: И в ближайшие минуты мы, наверное, пойдем, приобретем рыбную продукцию, потому что у нас сейчас в студии на ВДНХ Александр Владимирович Петров, ООО «Акваферма Астапово». Александр Владимирович, здравствуйте.

А.ПЕТРОВ: Добрый день, здравствуйте.

И.РУЖЕЙНИКОВ: Здравствуйте, Александр Владимирович.

П.КАРТАЕВ: Александр Владимирович, расскажите, чем занимается ваше хозяйство?

А.ПЕТРОВ: Хозяйство у нас молодое. В прошлом году мы стартанули, год назад у нас было первое зарыбление, технология УЗВ, замкнутого водоснабжения, которая позволяет растить рыбу в контролируемой очень чистой среде. За счет этого рыба, которая кушает у нас 10 раз в день…

П.КАРТАЕВ: 10 раз в день?

А.ПЕТРОВ: Да.

П.КАРТАЕВ: Мы так не кушаем.

А.ПЕТРОВ: Мы тоже так не кушаем.

П.КАРТАЕВ: Какая рыба у вас так кушает?

А.ПЕТРОВ: Рыба называется, рыба новая для наших потребителей, очень интересная, очень вкусная, цена у нее очень демократичная, называется кларий, она же угревидный кларий, она же африканский сом. Изначально рыба появилась, природой создана в Африке вокруг Сахары, и поэтому, поскольку жизнь там не сахар, а она очень такая жизнелюбивая, на черный день запасает много всяких полезностей – и Омеги-3 у нее в три раза больше, чем в семге, и редкая Омега-6, которая необходима человека, и антиоксиданты, очень полезны для детей, для пожилых людей, для спортсменов, и для нас простых…

В.МАХАРАДЗЕ: А почему именно рыба? Почему вы решили заняться именно этим производством?

А.ПЕТРОВ: Дело в том, что вообще-то мы, москвичи, люди достаточно далекие от сельского хозяйства, ну, как-то постепенно стало у нас появляться ощущение, что чего-то нам в тарелки не докладывают, что нет того натурального, вкусного, полезного. Стали мы осматриваться, поняли, что в нашей стране, наконец-то, повернулись к сельскому хозяйству лицом, не побоюсь этого слова, и появилась реальная поддержка.

П.КАРТАЕВ: И вы узнали о фестивале «Своё» как раз?

А.ПЕТРОВ: Да, о фестивале «Своё» мы узнали, когда уже встали на ноги. В этом нам помог Минсельхоз Московской области, они нам выделили субсидию. Мы первые в Московской области из рыбников смогли убедить уважаемое министерство, что мы того стоим. Соответственно эта субсидия нам очень помогла на первом этапе, чтобы плавно без денежных разрывов пройти и выйти на товарную рыбу. Соответственно год назад мы сделали первое зарыбление, в начале лета рыбка наша доросла до товарного размера, потихонечку начали мы продавать сначала на дороге, которая мимо нас проходит, Луховицы – Зарайск, посмотрели, как люди реагируют. Люди сначала реагировали достаточно настороженно, потому что рыба непонятная, рыба внешне похожа на нашего европейского сома, хотя она только усами сходна…

В.МАХАРАДЗЕ: А хвост от угря.

А.ПЕТРОВ: Да, а хвост кругленький, как у угря. И, если наш европейский сом белый, рыхлый, мясо может тиной пахнуть, если в затоне живет, потому как падальщик, дохлыми лягушками перекусывает, то здесь очень активный хищник, рыба очень спортивная, очень энергичная.

В.МАХАРАДЗЕ: Вообще никогда не слышал такие…

П.КАРТАЕВ: Луховицкий сом. Раньше мы знали луховицкий огурец, а сейчас…

В.МАХАРАДЗЕ: Так описывали рыбу – спортивная и энергичная рыба.

А.ПЕТРОВ: Она действительно, у нас сделано так, что она может очень активно и быстро двигаться, за счет этого у нее очень красивый розовый цвет, очень много всяких полезностей, костей у нее нет, только крупнореберные кости, чешуи нет.

П.КАРТАЕВ: Можно попробовать сейчас у вас на стенде?

А.ПЕТРОВ: Да, конечно.

В.МАХАРАДЗЕ: А жарим или коптим? Что лучше всего?

А.ПЕТРОВ: Значит, кому, что нравится. Если мы говорим про жареную рыбу, то я всем рекомендую жарить филей, который очень легко снимается с плоского хребта, обязательно со шкуркой, потому что шкурка очень вкусная. То есть 4 минуты жарите на шкурке, 4 минуты на мясе.

В.МАХАРАДЗЕ: Так, у меня уже слюни начинают, слюноотделение пошло.

А.ПЕТРОВ: Соль, перец и получается, в общем-то, ресторанного качества блюдо при минимальных затратах и денег, и сил.

П.КАРТАЕВ: Александр Владимирович, ну, мы желаем вам, конечно, удачи в вашем нелегком деле, и победить, выиграть миллион. На что потратите миллион, если выиграете?

А.ПЕТРОВ: Ну, сами понимаете.

П.КАРТАЕВ: Понимаем.

А.ПЕТРОВ: Детушек кормить будем лучше.

В.МАХАРАДЗЕ: Рыба будет питаться не 10, а 15 раз в день.

П.КАРТАЕВ: Отлично, хорошо. У нас в гостях Александр Владимирович Петров, «Акваферма Астапово». Продолжается фестиваль «Своё», и прямо сейчас мы проводим Александра Владимировича, приобретем продукцию и вернемся.


https://radiomayak.ru/shows/episode/id/1939438/

Радио Маяк
АКВАФЕРМА АСТАПОВО – РЕДКИЕ ВИДЫ РЫБ

ПОДКАСТ: ВСЕРОССИЙСКАЯ ПЕРЕПИСЬ ФЕРМЕРОВ СВОЁ 09.10.2018 08:00

На акваферме разводят и выводят на рынок рыбу, которая популярна в странах Европы, Египте, в Юго-Восточной Азии.

С.СТИЛЛАВИН: Сейчас мы звоним в Московскую область, Луховицкий район, поселок совхоза «Астапово», там трудится Александр Владимирович Петров на акваферме «Астапово». Александр Владимирович, доброе утро.

А.ПЕТРОВ: Доброе утро и хорошего дня и слушателям «Маяка», и его работникам.

С.СТИЛЛАВИН: Благодарствуем вас. Чем занимается акваферма? Живой рыбой, филе, стейками, это вкусно.

ВЛАДИК: Ничего себе.

С.СТИЛЛАВИН: Александр Владимирович, если есть такая статистика, сколько в месяц или, не знаю, в неделю стейков вы отправляете людям?

А.ПЕТРОВ: Ну, пока еще немного. Главное, что мы отправляем людям это живая рыба, торгуем рыбой на ферме и с первых же дней людям эта рыба очень понравилась. Ну, а потом мы поняли, что окрестности это не весь мир, что нужно нашу вкусную и полезную рыбу нести дальше, и поэтому перешли на более глубокую переработку, и вот тут как раз и появились стейки, филе, из которых можно приготовить очень много разных вкусностей у себя на кухне.

С.СТИЛЛАВИН: Ну, вот, заполняя анкету, Александр Владимирович указал, что есть не только, например, кларий угревидный, к примеру, не только форель, лосось, но и редкие породы рыб. А какая самая экзотическая у вас водится в ваших водах?

ВЛАДИК: Фугу?

А.ПЕТРОВ: Нет, фугу не водится, фугу это экзотическая, но очень опасная. Наша рыба гораздо более безобидная, хотя характер у нее не хуже, чем у фугу, рыбка очень активная, спортивная, хищник, который нагуливает свой вес очень быстро. Родом он изначально, природа его создала в Африке, но в наших луховицких бассейнах чувствует себя прекрасно, потому как условия здесь у него очень комфортные, санаторные, 10-разовое питание.

С.СТИЛЛАВИН: А как звать-то товарища хищника?

А.ПЕТРОВ: Хищника зовут или африканский сом, или угревидный кларий. По мордочке он похож на нашего сома, по телу на угря, но вкус совсем другой – розовое вкусное мясо без костей, без чешуи.

С.СТИЛЛАВИН: Прекрасно. Александр Владимирович, спасибо вам большое за ваш труд. Это был Александр Владимирович Петров, акваферма «Астапово», это Московская область, Луховицкий район. Ну, Луховицы славятся своими огурцами, а теперь, видите, еще и угревидными сомами.

ВЛАДИК: Африканскими.

С.СТИЛЛАВИН: Африканскими сомами. Так что ищите эту этикетку, ребята, в магазинах – акваферма «Астапово».